HELLORADIO.RU — интернет-магазин средств связи
EN FR DE CN JP
QRZ.RU > Радиолюбительские статьи > DX-экспедиции > R3CA/0 - экспедиция "ПОЛЯРНОЕ КОЛЬЦО". Часть 3

R3CA/0 - экспедиция "ПОЛЯРНОЕ КОЛЬЦО". Часть 3



Автор: Заруба Юрий (UA9OBA)
Все статьи на QRZ.RU
Экспорт статей с сервера QRZ.RU
Все статьи категории "DX-экспедиции"
R3CA/0 - экспедиция "ПОЛЯРНОЕ КОЛЬЦО"

Юрий Заруба, UA9OBA
Вице-президент клуба
"Русский Робинзон", RRC#1
E-mail: nsi@lvs.ru

R3CA/0 - ЭКСПЕДИЦИЯ "ПОЛЯРНОЕ КОЛЬЦО"

Мы продолжаем публикацию об Арктической кругосветной экспедиции "Полярное кольцо", проводимой Экспедиционным Центром "Арктика" Русского Географического Общества под руководством Президента ЭЦ, Вице-президента Национальной туристической Ассоциации, заслуженного мастера спорта Владимира Семеновича Чукова.
Дополнительная информация и фотографический материал на сайтах

ЭЦ “Арктика” www.ec-arctic.ru и клуба радиолюбителей-путешественников “Русский Робинзон” www.hamradio.ru/rrc


Часть 3.

"Мы выбираем путь, идем к своей мечте,
И надо не свернуть с пути уже нигде.
И стоит шаг пройти, заносит время след,
Обратного пути у жизни просто нет”.
(слова из песни “Поверь в мечту”

группы “Земляне”).

СЕВЕРНЫЙ ВЕТЕР – ОЖИДАНИЕ НАДЕЖД

После круглосуточной работы без сна и отдыха я крепко спал. И снилась мне не Арктика, не эта ледяная красота, а снились мне тропические острова и теплые заморские страны. Должно быть, во сне я улыбался, и товарищи не стали будить меня даже когда мы проезжали самую северную точку по маршруту всей экспедиции – мыс Святой Нос, где-то за 73-им градусом северной широты. Именно здесь проходит раздел между морем Лаптевых и Восточно-Сибирским морем, соединенным проливом Дмитрия Лаптева. С севера пролив поджимает остров Большой Ляховский – до него всего-то с полста километров.

Видимо, так устроен человек: когда кругом жара – хочется прохлады, когда кругом холод – мечтается о тепле. Вспомнилась широко известная телепередача на первом национальном канале телевидения – ОРТ “Последний герой”. Участников высадили на необитаемые острова в теплых водах Карибского моря с задачей “выжить” (в прямом и переносном смыслах) в лицо телекамер в условиях дикой природы. Ласковое Солнце, бурная тропическая растительность, берег песчаного пляжа, океанские воды рядом с Гольфстримом, купание в море, секс под пальмами, вареные морские омары, кокосы и бананы… Это “экстримом” назвали?! Помните - “остров невезения в океане есть, весь покрытый “зеленью”, абсолютно весь…”. Там кормится куча народа: операторы, режиссеры, осветители, помощники, менеджеры богатого шоу-бизнеса. Своих “героев” они берегут: чуть, что тут же накормят, поспешат и окажут им помощь, отвезут на катере в тепличные условия и даже домой, за “баксы” продадут шоколадку или холодного пива. В таких условиях понятие “выживание” из борьбы за саму жизнь превратилось в совсем другое: выживание друг друга, вплоть до самого последнего, просто за деньги. ТВ - шоу, алчная игра, какая команда – каждый сам за себя! Реклама тропических соков “J7”, экзотический трюк, имеющий весьма отдаленное отношение к настоящим экстремальным путешествиям. Наверное, для масс это познавательно и кто-то узнал, что есть такие острова имярек J7 в Архипелаге Бокас дель Торо в Панамской республике. Широта 8,5 градусов – самый экватор. Но я вот что скажу: все, что для “робинзонов” в радость, для этих J7-“героев” – смерть! Все они, включая “последнего”, в условиях реального экстрима, без телекамер и помощников, в ледяной Арктике просто умерли бы в несколько дней, какой там месяц. Северный Ледовитый – это им не лето. Да и летом выжить в Арктическом Океане непросто – нужна подготовка. Не зря же заключенных ГУЛАГа ссылали в такие суровые места: даже не нужно строить тюремные стены – никто не рискнет убежать в заполярную тундру. А сейчас на tetra-паках J7 с девизом “то, что ты хочешь” пишут: “мечта сбылась – он стал Героем”. Уточним: телевизионным героем. Мир желаний - мир виртуальных возможностей. Пока недостижимой мечтой у меня остается желание вступить в единоборство с дикой суровой природой, один на один, где-нибудь в таежном острове на Шантарах, Камчатке, Аляске. Выйти победителем из такой схватки было бы действительно чудом. Вот такие мысли посетили меня во сне.

Проснулся я уже на льду Восточно-Сибирского моря. Экспедиция быстро продвигалась уже на восток. Афанасий Маковнев, профессиональный путешественник и фотограф из журнала “Северные просторы” рассказал, что под мысом Чуркин проезжали большое строение ангарного типа, вокруг куча брошенной техники, емкостей, тросов и прочего металла, впрочем, ставшего уже металлоломом. По здешним масштабам что-то громадное - возможно геологи, может военные или морские дела. Немалое море замороженных госбюджетных средств и ресурсов. С грустью вспоминаются строки из некогда патриотической песни: “Широка страна моя родная”, много в ней лесов, полей и …” мест, “я другой такой страны не знаю, где так вольно…” покоятся заброшен…, простите законсервированные объекты, стройки-недостройки, полярные станции, просто дома и строения, кучи “железа”. С учетом современных реалий слова песни несут совсем другой смысл:

“От Москвы до самых до окраин,
С южных гор до самых северных морей
Человек приходит как хозяин
Необъятной Родины своей”.

Но даже в песнях сталинских лет есть правда нашего времени:

“Над страной весенний ветер веет,
С каждым днем все радостнее жить.
И никто на свете не умеет,
Лучше нас смеяться и любить!”

К юго-востоку стало заметно теплее: если в Янском заливе было под 25-30 градусов ниже нуля, то здесь уже – минус 20*С ночью. Останавливаемся на ночевку в точке 72*49’40”N, 141*24’26”E. По карте это место называется Ойогос-Яр и существует, судя по году издания давно. Добротно сделанное зимовье, снега под самую крышу, так что торчит только труба. Копаем проход в глубоком снегу метра два с половиной. Внутри все как положено: печка, полати, запасы еды в коробах – мука, соль, крупа. Рядом же рыболовные снасти, весла, капканы, суровая “роба”, под досками крыши брезентовый верх. И, – ба! – электропроводка. В углу киловаттный АБ-шка с аварийным запасом бензина. На полках газеты за 2001-е лето. Люди здесь бывают в сезон - охотники и рыболовы, за домом ледник в виде маленького чума.

На возвышенности виднеется высокий столб-памятник, его не засыпало никакими снегами. Подходим – на столбе, закрепленном бревнами, сложенными русским деревенским “колодцем”, прибита литая табличка: “ЧАЙ-ПОВАРНЯ - отсюда уходили на НОВОСИБИРСКИЕ о-ва промышленники и исследователи Арктики XVIII-XIX вв.” И подпись: “1991г. клуб 67*”. Я не слышал о клубе, наверно из какого-то приполярного города, а может просто символ, название “67” в виде “Полярного круга” – неважно сейчас. Главное – память. Спасибо этим людям, память хранят.

От мемориального столба отличный обзор – видны берега Большого Ляховского, мыс Шалаурова – высшая точка Ляховских островов (AS-029). Где-то за ними – Анжу (AS-028): остров Котельный был раньше в эфире. Совсем в высоких широтах – острова Де Лонга (AS-048), “крепкий орешек”. Но я помню сигналы UK0QAV с острова Жохова. Тогда там была радиобаза высокоширотной полярной экспедиции газеты “Комсомольская Правда” (позывной RK3KP) под руководством Шпаро (UA3AJH). Я лично много лет назад награждал Дмитрия нашим радиодипломом полярных экспедиций “Советская Арктика”, еще в советские времена. Они тогда стартовали на вершину планеты с самого края Новосибирских островов, с о. Генриетты. Отважные парни, дошли. Радиосвязь тогда с базы держал старший радист экспедиции Леонид Михайлович Лабутин (UA3CR, SK) – у меня QSL-карточка есть.

Тем временем в зимовье готовят застолье – сегодня праздник, нужно отметить вчерашний успех на Макаре. Да и наша находка “чай-поварни” тоже большая удача – оно означает место для стряпни и отдыха проезжающих. Наш зампотылу – директор “СПАСА” из города Энгельса Саратовской области Игорь Демьянович Смилевец варит кашу с тушенкой. Афанасий строгает острейшим чукотским ножом муксуна. Из командирских запасов Чуков спирт достает, один к одному. Соль с черным перцем и я впервые вкушаю сырой рыбной строганины. Тает во рту. Печурка весело потрескивает дровами, благо плавника много на берегу. В зимовье тепло - располагает к долгим застольным беседам за чаем.

Мы знакомимся ближе, нас всего девять. Как раз в сувенирном наборе от ВИНАПа 9 бутылочек водки – я показываю слева направо, а Демьяныч кличет кому. Водка “Премьер” – резонно начали с Чукова. “Столицей Сибири” отмечен Иван Иваныч Кужеливский, наш видеооператор и по совместительству инженер-ядерщик из закрытого города Северска – в общем-то, Томская область рядом с настоящей столицей Сибири. Даже когда-то было наоборот: Новосибирская область выделилась из Томской губернии. С “Сибирской Тройкой ” лихо управился москвич Василий Елагин, экстремал, альпинист с Эвереста, автогонщик высшего класса – он участник ралли Париж-Дакар. В этой экспедиции Василий Игоревич пилотирует скоростной ярко-оранжевый вездеход №4. “ВИНАП Юбилейная” кстати, досталась нашему доктору Фрейдовичу Илье Анатольевичу – у него в этом году юбилей – пятьдесят! Илья заодно еще и механик на зеленом “врачебном” кабриолете под номером 3. Его ведет белорус Мазуркевич – все “Отечество” уходит в союзную Беларусь. Настоящий “Сибирский характер” проявляет Староминский станичник из Краснодарского края Николай Никульшин с богатейшим опытом езды на “ЗИЛах” и “УРАЛах” по далекой Чукотке. У него в руках штурвал номер 2 – ему еще предстоит часто выходить вперед всех. “Звездой Сибири” засияло лицо Афанасия Маковнева, профессионального фотохудожника и журналиста из столичного журнала “Северные просторы”. Афанасий на год старше меня и тоже имеет большой опыт экстрим-путешествий. Вообще он с Чукотки из поселка Сиреники, что в Бухте Провидения – отменный штурман, прирожденный путешественник, и я надеюсь еще и радист. Радиолюбительской гвардии достается “Сибирской Гвардейской дивизии”, последнюю бутыль водки “Походная” наш зам по тылу припасает в дальний поход для себя. И дело не в том кому, какая водка досталась: совершенно не важно, что на столе - важно КТО за столом. Мы – команда. И все помнят об этом - разными путями пришли в экспедицию, но случайных людей с нами нет, каждый профессионал в своем деле.

В самом углу, там, где обычно ставят иконы, заполняем пробел – ставим трансивер “MARK- пятый” на полку. Антенна на деревянной мачте – провода “Inverted V” по всему видно метров под двадцать с лишним плечо. Агрегат заведен и негромко жужжит в снежном домике – в доме стало светло. Тюнер вытягивает 4 МГц полуволновой вибратор на “двадцатку”. Сам зову UA0ZFK, хм, отвечает, антенна работает. Ухожу на “свою” частоту, громкая связь и в эфир полетело: “Чай-поварня”, берег Ойогос Яр, наши планы – до устья Индигирки несколько сот километров осталось. На 14,120 на связи как обычно RA0BA, RX0QX, RK4HM, UA0QBR, UA9NA, RZ3TW. От Валентина пока нет новостей. Ряд иностранцев тоже дежурит: UT7WZA, ON4IZ, VE7SMP, HA0HW

В куче приветов – приятный женский голос Галины, UA4WNH. Занесенная снегом HONDA тихо глохнет. Устраиваемся спать поудобней – завтра утром вставать. Снаружи северный ветер и завывает снежная вьюга, а внутри благодать: крепкие стены, темнота ночи, лед тает на печке, водою шипя, теплом сон пеленает…

Весь следующий день проводим в дороге. Экспедиция продвигается на восток по побережью Восточно-Сибирского моря вдоль Берега Ойогос Яр. По карте безлюдье, только геодезические знаки на высотках и охотничьи балки километров через сотню-другую. Каждые два часа нас “ведет” и берет текущие координаты Александр Бородулин UA9JO из Антипаюты. Он встречал экспедицию у себя на Ямале, провожал дальше в Дудинку и сейчас продолжает следить за походом колонны. Из Караула кричит UA0BBA, тут же Рольф DL6ZFG, подходит москвич Алексей UA3BT – Владимир Семенович сам на связи R3CA/0/Машина и передает в штаб экспедиции последние новости.

Издалека виден шест над избушкой – антенна, металлический отражатель сигналов радара. На карте просто черный квадратик без названия. Старое брошенное зимовье – простая бревенчатая четырехстенная изба, без чердака, без сеней, вход сразу, по центру – ржавая железная печка, нет рам – все завалено снегом до потолка. К жилью она непригодна – здесь давно не ступала нога человека. Как казалось в начале – внутри слишком уж сыро и холодно. К ночи морозец крепчает - работаем шанцевым инструментом БСЛ, то бишь Большой Совковой Лопатой. Вместо стекол на рамы

натягиваем прозрачную пленку. Чистим трубу, в желании согреться от печки. Здесь же готовим, подкрепляемся спиртом 1:1, теплеет терпимо. Сушим вещи, и замечаю над входом заиндевелую табличку: “Здесь проходила экспедиция на собачьих упряжках к Земле Санникова в составе: Валентин Ефремов... 1991г.” Всего тоже 9 фамилий. Вот это находка, все сохранилось. Определяем точные координаты: 72*34’05”северной широты и 144*58’57” восточной долготы. Обязательно расскажу Валентину, я и не знал, что RA3TND/0 уже тогда путешествовал в такой дали. Наверно он тогда еще не работал в эфире или не знал о hamradio.

ОСТРОВ СМЕРТИ – БЕРЕГ СКЕЛЕТОВ

Движемся по полуострову Меркушина стрелка. Координаты: 72*27'59"N, 145*43'35.7"E. До очередной цели, а именно острова Смерти, нас отделяют 207 километров. Уходя на восток, потихоньку спускаемся к югу – теплеет, погода хорошая, снег на солнце искрится, температура всего -10*С.

Читаем по карте курсивом: радиомаяк “Китисно”. Прямо по курсу похода, но не на побережье, а в глубине территории. Странный привод. Включаю сканирование морских и воздушных участков ДВ и СВ в надежде услышать сигнал маяка. Ни-че-го и нигде, только полярные трески. К сожалению, с собой нет воздушной карты или справочника “Огней и сигналов Восточно-Сибирского моря” – так бы знали заранее частоту, позывной, время работы. Подъезжаем поближе, уже антенны видно в бинокль, все равно тишина. Много строений, приличный со стеклами дом, на крыше четыре блестящих стрелы “волновых каналов” направленных в небо на юг – спутниковое телевидение, неподалеку высоченные мачты, метеоплощадка, в отдалении баня – все есть для жизни. Нет людей. Ни-ко-го. Все брошено, и только ветер гуляет кругом. В сенях громадный снежный ком так, что дверь не открыть. Сзади разбито окошко и медвежьи следы: приходил белый медведь – живая легенда, мистический образ, символ Арктики, выдающееся творение природы. Нам, в отличие от властелина страны льдов, удалось пробраться внутрь и расчистить проход. Все кругом заморожено – вещи, приборы, посуда. Иней на потолке, но в целости книги, журналы. На стенах плакаты из прошлого, календари, карта района на синей кальке. Да, так и есть – метеостанция, она же радиомаяк “Китисно” с поддержкой из Чокурдаха. Находим вахтенный журнал – последняя запись поздней осенью 1990 года. Журналы метеонаблюдений с колонками цифр радиограмм за все предыдущие годы. Быстро наводим порядок – в сенях Смилевец разводит примуса и кушать готовит, Никульшин колдует с кирпичной печью, топимой толи дровами, толи соляркой – она не горит. Пришлось почти разобрать, прочистить от двенадцатилетнего снега систему и снова сложить. Мы здесь собираемся заночевать, нам нужно тепло и маломальский уют.

Привычный порядок: трансивер на стол, кабель в окно – подцепляюсь к длинной местной антенне, заводим движок, но стрелки на месте, трансивер молчит. Наверно кабель питания. Выходим с Виталием и видим: HONDA весело так, без нагрузки работает, но нет напряжения. С помощью мощной отвертки и пассатижей разбираем сам генератор и видим, что агрегату “хана” – сгорела пара обмоток на статоре. Изливаем весь российско-белорусский лексикон в сторону “восходящего солнца”. Не знают японцы наших реалий: слаба изоляция их проводов от нашей всепроницающей влаги. Запасного провода нет. Пытаемся разыскать среди местного хлама хоть что-то похожее на обмоточный провод. В груде железа – блоки от радиомаяка АРМ-250, катушки анодных дросселей с выходного каскада ЯМ-70 не годятся совсем, хотя блок согласования вполне исправен и даже на шильдике риски 150-300 кГц. То, что нашли в сетевых дросселях – просто слезы. Если провод перемотать, выкинуть сгоревшую часть, включить напрямую – напряжение явно не хватит до нормы. Решаем не рисковать, оставить до острова или может, что по пути попадется. Задача не из простых, часов несколько надо. Кто знает, что такое ручная намотка неразборных трансформаторов, тот может понять. Все идем спать. Я же лезу на крышу и подключаю “веревку” самой высокой антенны к штырю вездехода.

На частоте дежурит команда поддержки. Сообщаю о “радиооткрытии” маяка – он правда по маячным программам “не катит” – нет света. Абсурд – есть на карте, и может давать прозрение судам даже в тумане: излучал сигналы только на длинных радиоволнах, но “скончался” раньше Союза. Маяки, не дающие реального света, но “стекляшки” имеющие, французы почему-то засчитывают. RA0BA записывает координаты: 72*16’04”N, 148*43’28”E. До острова Смерти 118 км, бензоагрегат уже умер. Все слышат проблему, сочувствуют. Провожу пару десятков радиосвязей с коллегами. Наша цель по-английски тоже мрачно звучит – island Death. На смерть посылают, смерть причиняют, но что б самим добровольно стремиться к Смерти! Игра слов конечно, но ведь остров почему-то так зловеще называется? Может кто-то погиб, утонул, открывая, рыбак или моряк, а может и вовсе трагедия места, кто знает сейчас? Вспомнился Берег Скелетов в ЮАР - читал в детстве давно журнал “Вокруг Света” про Южную Африку, про Намибию, песчаную пустыню, погибших матросов, живых каннибалов… Тяжелые мысли. В задумчивом одиночестве влезаю на приборную мачту в поисках выхода. Выхода нет. Пора отдыхать.

МАЯК – ПУТЕВОДНАЯ ЗВЕЗДА

После ночлега в домике заброшенного радиомаяка "Китисно" двинулись дальше. На маршруте в кабине изучаем журналы – там жили и работали отличные люди. Все записано, от начала в 1963г. – я тогда только родился, до последнего дня. Работа сезонная, с мая по осень. Сюда завозили самолетами АН-2 все, включая науку, приборы и даже детей на летний сезон. Жили, охотились, сдавали “погоду”, проводили суда по севморпути… В последние годы все меньше и меньше. Читаем: три месяца не включали маяк, ни один самолет или судно не запросили сигналов. Трагедия вывоза на материк - начало конца было положено еще в Советском Союзе. Переписка за спецрейс, подача сигнала на 283 кГц позывным маяка – “ФБ”, угроза остаться, подать сигнал SOS, выйти к райцентру пешком за несколько сот километров… Это надо в музей. С чердака крыши “Китисно” из старых запасов взял простой ключ телеграфный – на таком же Лена UA9OTM училась в эфире отстукивать Морзе, будет потомкам на память о тех временах.

Идем по равнине. В голове воодушевлено пою: “Светит незнакомая звезда, снова мы оторваны от дома, снова между нами города, взлетные огни аэродромов…”. Где-то это красиво, здесь аэродромы кругом – одна тундра и лед, пусть без звезд и огней… На высокой деревянной площадке массивные уголковые штуки – на экранах радаров дают отражение. Для прохода судов нужны ориентиры: световой маяк на побережье должен свет излучать, черпая где-то энергию в каждую навигацию, с радиомаяка люди уехали. Отражатель – милое дело, кусок железа и все, не нужно обслуживать. Но дальность сигналов радара не столь велика, поэтому рядом военные мачты 4-х проводной длинноволновой антенны, сарайчик у основания со значком “радиация” – автоматический радиомаяк. Рискую взглянуть – внутри пусто, только вводы антенн. Внизу под ногами из снега торчит массивный стальной контейнер источника без опознавательных знаков. Должно быть - забыли или бросили тяжесть. Иль сами рядом легли, все может быть. Неподалеку еще один знак “радиация”, но уже без болтов… Пора убираться подальше.

Афанасий пишет в походном журнале: недавно прошли маяк "Мохнатый", текущие координаты c точностью до десятых долей секунд N71*49'41.2", E150*06'17.5". Возможно, пригодятся экологам. Выходим на громкую связь – маяк надо пометить в эфире. На связи наши друзья и почитатели маячной программы. Но этот тоже навряд ли зачтется, хотя светотехника какая-то есть наверху – по нашей программе нужно знать силу светового сигнала и высоту. Определить в походных условиях, да если маяк уже не работает – мало реалий. Надо будет предложить менеджеру российской маячной программы Денису Еремину RZ1AK список составить заранее возможных активностей по RLHA, руководствуясь справочниками “ходовых огней и сигналов” и по морским картам здешних морей. Дело нелегкое, но суть интересна. В журнале RA0QC, UA0QBG, UA1OIZ, UA3HR, UT2IX, UY9IF, UT7WZA, UA9KZ, UA0ABG, UA9NAДля собравшихся у командорского вездехода участников экспедиции Александр Пантюхов, RA0BA, координатор российской островной программы RRA от Северной Земли до Берингова пролива, зачитал приветственную радиограмму от Президента клуба "Русский Робинзон" Валерия Сушкова, RW3GW:

"С большим волнением и вниманием слежу за уникальной экспедицией, руководителем которой является не менее уникальный человек Владимир Семенович Чуков. Я рад, что в очередной раз экспедиция, в отличии от других, использует коротковолновую связь, что сближает мировую общественность, и в который раз весь мир с громадным интересом следит за ходом ее проведения, расширяя географический кругозор о "белых пятнах" на труднодоступных местах заснеженной части планеты. Я восхищен всеми участниками экспедиции, и как жаль, что меня нет в рядах членов экспедиции, но надеюсь, что присоединюсь к вам на очередном этапе экспедиции. Я рад, что неутомимый Юрий Заруба, UA9OBA достиг своей цели и внес вклад в деятельность экспедиции "Полярное кольцо". Я рад, что очередной NEW ONE взят! И я рад, что впереди еще новые острова, а значит новые впечатления и новые встречи. Юра, дорогой, прими мои поздравления за мужественный поступок, я безумно рад за тебя, за твою робинзоновскую мечту, за твою настойчивость и за твою выносливость. Я поднимаю за всех членов экспедиции бокал шампанского, и дай Вам Бог удачи!"

ПО СЛЕДАМ КАЗАКОВ-ЗЕМЛЕПРОХОДЦЕВ

Идем по казачьим следам: на карте значится Русское Устье, где-то Дружина, село Казачье далеко позади, из современных названий Энтузиастов, райцентр Депутатский, все это к западу, “рядом” c нами, километров за триста п.Чокурдах. Хоть ближе сейчас нет никого, здесь все овеяно безмолвной российской историей: по царским указам шли сюда отряды первопроходцев-казаков, покорители новых земель и Великого Океана пробирались на лодьях, оленях, собаках сначала по суше, потом по морям. Строили морские суда и остроги, ставили российские знаки, собирали пушнину-ясак… Все во славу России. Выполняя волю царя, жизнь свою клали русские люди на алтарь Отечества, не почитая никаких иных благ, кроме служения России.

Где-то под нами песчаный остров "Колесовская отмель". Это уже снова IOTA NEW ONE. Но даже по карте берега очерчены пунктиром – значит, неопределенны или размыты. Ровный снежный покров на уровне моря, вокруг пустота, может, и вовсе уж острова нет - неизвестно. Нет, так не годится, нам нужен зримый остров - без тени сомнения. И мы движемся дальше на юго-восток к дельте реки Индигирки: там островов, островков, разных высот превеликое множество. Остров Первенец, он же еще раз, но уже Новый, остров Мористый, Тараскин, лысый Олений, наконец-то Фарватерный, следом Входной. Затем острова Федоровские: Большой и Малый. Потом безымянные камни, в конце остров Смерти.

Может стОит до жизни добраться? Промерзшие без промыслов реки, озера Песцовые, протоки. На карте черные охотничьи метки, избы-квадраты, урочища, гнетущие надписи “нежил.” – прямоугольники только следы былых поселений.

С дизтопливом нужно также решать, куда ехать, где заправляться. Или спускаться на юг в Чокурдах или может до Черского хватит? Решили на удачу посетить Табор – на карте селение. Доходим – Табора нет, останки домов и яранг, ни души. Через протоку полярная станция, едем туда в поисках жизни.

На белом снегу чернеют головешки недавнего пожарища, скелеты обгоревших приборов, шкафы былых передатчиков “Арктика”, обугленные дизеля… Ветер свищет в растяжках высоких антенн – они какие-то странные без полотна. Подобные мачты я видел в Корякии, когда мы “открывали” в 1989 году остров Карагинский (UA0X/UZ9OWM, AS-064) – работали тогда прямо из здания маяка. На острове есть не только световой, но и радио- маяк. Там сами мачты и есть антенны хитроумной навигационной системы ГНС. Они излучают не просто сигнал маяка, но и импульсы с каким-то фазовым сдвигом, так что можно определить еще и дальность до берега. Сейчас же во времена карманных навигаторов GPS все эта техника оказалась никому не нужна. Закрытые защитного цвета “кунги” c P-140 и другими “гробами” внутри. Тонны “мертвого железа” – станция не выходила в эфир уже семь лет, - говорит Мазуркевич. Виталий в прошлом году был здесь в составе белорусской экспедиции EV21AGB и общался с живыми людьми.

Подъезжаем к недалеким строениям - оттуда выходят три бородатых средних лет мужика. Есть контакт – это люди! Мы не встречали людей уже почти тысячу верст, с Нижнеянска. Знакомимся: оказывается это метеорологи с той самой сгоревшей “полярки”. Начальник полярной станции “Индигирская” Раевский Виктор Владимирович, метеоролог Мокрушин Павел Сафонович и механик Тюрейкин Александр Михайлович. После ночного пожара 2 мая они перебрались в соседний дом гидробазы и через радиостанцию “Ангара” на 3750 кГц сообщили в Тикси о произошедшем ЧП. Сегодня уже девятнадцатое, помощи нет. Электричества тоже. Благо железная печурка спасает от холода. Продовольствия хватит до лета, а вот аккумуляторов на сколько - вопрос. Выход на связь дважды в сутки, утром и вечером по якутскому зимнему времени. Кстати о времени: здесь оно оказалось еще на час впереди. Плюс одиннадцать если от Гринвича. Мы уже едем, не подозревая о сдвиге давно – новый пояс идет с 142,5 градуса восточной долготы.

Рядом ласково бегает полярная лайка – тоже участник зимовки. Лакает из миски водичку. Вспомнилась безвкусная снежная топленая масса – пить воды захотелось прежде всего. Испил настоящей Индигирской водицы – зубы ломит, но вкуснотища, не хуже любого источника будет. Разговорились с начальником, о радиолюбителях слышал, 200 ватт, ЩСЛ. Сам радист - позывным RDDC “Индигирская” связь держит с Управой в Тикси на длинных волнах через остров Котельный (UIG). В группе Анжу (AS-028) немало и коротковолновиков побывало: из последних слышал UA0QCG, UA0QHN, UA0QT, UA0QMU, UA0QBA. Из “пионеров” времен экспедиции газеты “Комсомольская Правда” 80-х годов: 4L0K – это была не Чукотка, это был “Комсомол”, U0CR в 74-м и 79-м, U0AEC, U0AER, U0GZ – QSL помню, были “крутые” по тем временам, на хорошей бумаге и в цвете. За разные годы значатся в “робинзоновской” базе: UA0QBM, UA0QDB, RA0QBN, UA0QFI, UA0QN/A, RA0QSA. На Большом Ляховском (AS-029) есть еще действующая п/ст. “Кигилях” (UGL), частоты передачи TX 460, приема RX 519 кГц пишу на всякий “пожарный”. Там, говорит, была и КВ “коллективка” UZ0QXG. Из наших архивов еще: UA0QJG/0, UA0QIR, UA0QCI, UA0QDY, 4K4DV. С удовольствием ставим печати и штампы сгоревшей “полярки” – это память и уже раритет: очень возможно, что мы последние кто здесь побывали. Не очень-то верится, что все восстановят, комиссия, конечно, приедет, а дальше вопрос, может, будут дальше работать.

Просим соляру, она им уже не очень нужна. Заправляют в дорогу, приглашают к столу – мучные лепешки, консервы. Мы угощаем традиционной полярной валютой. Еще оставляем спирта в запас. Чем мы еще можем помочь погорельцам? Деньги здесь не нужны – ближайшие люди могут быть в Русском Устье или вовсе километров за двести на юге. Вообще “позывной” SP1RT в здешних местах более популярен, чем W0DKA. Здесь важен градус, не хмель, чтобы лучше согреться.

Держим по карте совет куда ехать, и есть (!) подтверждение догадкам – еще одна полярная станция прямо на острове всего в 30 километрах на север. Об этом я слышал еще в Нижнеянске, но точно не знал. Еще говорили о каком-то пожаре – не верил, пока не увидел своими глазами. На счастье Раевский курирует остров Немкова, часто бывал. Там одноименная полярная станция, правда, сезонная и сейчас не работает. Это не важно, главное на острове на выходе в открытое море. По всем критериям остров по IOTA подходит, длина около 3-х километров, указан на карте. На планах меньших масштабов находим точное название – остров “Немков”, в документах позывной RINX этой сезонной “полярки”. Фото на память на фоне антенн и собаки. Жмем руки, желаем удачи.

Продолжение следует.

Восточно-Сибирское море – Берег Ойогос Яр – остров Смерти – Индигирка – остров Немков (AS-164).


Рейтинг читателей этой статьи

Рейтинг текущий - 4.33 балл(ов) (Проголосовало 3 посетител(ей))
Отлично
   1
33%
Хорошо
   2
66%
Потянет
   0
0%
Неприятно
   0
0%
Глаза бы не видали
   0
0%


Отредактировать текст этой статьи?
Обсуждение этой статьи

Обсуждение этой статьи - Скажите свое мнение!
29.06.2012 [11:14] Александр гость

Да, интересно сново что-нибудь услышать, прочесть про давно брошенные и забытые места. некогда родные... Довелось работать 85-86гг техником-гидрометеорологом-радистом на п/ст "Остров Жохова" RTCB(UK0QWJ). Не понаслышке знаю о происходящем тогда в Восточной Арктике (СП26...СП-28), много есть что вспомнить, ну и про Шпаро конечно тоже. Правда противно как-то об этом слушать, т.к. и по сей день отношение к обитателям и истинным служителям Арктики в нашем государстве остаётся хуже прежнего...


Обсуждение этой статьи - Скажите свое мнение!

Просмотров всего 9,571, сегодня 5 Обновлено 12.03.2016 20:19:10
Статью прислал - Заруба Юрий (UA9OBA)
Источник: http://www.hamradio.ru/rrc/

Партнеры

eXTReMe Tracker
Рейтинг@Mail.ru