HELLORADIO.RU — интернет-магазин средств связи
EN FR DE CN JP
QRZ.RU > Радиолюбительские статьи > История телевидения > Юбилеи главного телецентра страны и регулярного цветного вещания

Юбилеи главного телецентра страны и регулярного цветного вещания



Автор: Леонид Чирков
Все статьи на QRZ.RU
Экспорт статей с сервера QRZ.RU
Все статьи категории "История телевидения"
Источник: сайт "625-net"


Беседу ведет корреспондент Леонид Чирков.

По тексту беседы в цветных окошках приведены выдержки из двух официальных документов: на зеленом фоне - из буклета 1969 г., посвященного Общесоюзному телевизионному центру, на голубом - из доклада Комиссии по цветному телевидению.

В размахе самой идеи громадного телецентра и в ее ускоренной реализации слишком узнаваемы черты "великих строек социализма". Создается впечатление, что ТТЦ встал идеологическим колоссом у 50-летней отметки на извилистой тропе к коммунизму и сразу же получил привилегированную добавку к названию. Однако С.В. Новаковский, кажется еще в 1953 г. обосновал идею "фабрики телепрограмм" и даже отправил соответствующий документ по инстанциям. Сходные предложения высказывались и другими специалистами. А это говорит о том, что идея большого комплекса носилась в воздухе и, поэтому была на злобу дня. Итак, что стало первопричиной - реалии или амбиции и державная воля?

Безусловно, воля первых лиц страны играла важную роль, но я уверен, что первопричиной была объективная потребность той очень централизованной страны. Телевизионная система СССР - не зря вначале ТТЦ назвали Общесоюзным телецентром - была информационным и идеологическим скелетом страны. К тому времени уже были созданы очень многие республиканские и областные телевизионные центры. В итоге их оказалось 130! К концу пятидесятых годов стало ясно, что мощностей телецентра на Шаболовке недостаточно для создания необходимого числа программ. А вот расширять этот телецентр было невозможно, поскольку по воззрениям того времени программный комплекс, радиопередающая станция и башня должны располагаться рядом. На Шаболовке это было невозможно - слишком много пришлось бы снести домов, чтобы создать необходимую защитную зону для высокой антенной опоры.

Вместе с тем, телевидение - это такая отрасль, где крайне важна позиция руководителя, поэтому я благодарен Вам за эту часть вопроса. В свое время мы заинтересовались, почему из 170 областей страны в 50 не было местного телевидения. В Пскове местный телецентр был, в Новгороде - нет! В Ярославле был, в Калинине, Костроме - нет! В Курске - да, в Тамбове и Белгороде - нет! Мы пытались отследить закономерности - и не смогли найти их. Пока не осенило: дело в личности руководителя. Если первое лицо области понимало силу и значение телевидения - появлялся телецентр. По случаю вспоминаю эпизод десятилетней давности, когда неожиданно разрешили построить телецентр в Рязани. Надо сказать, что в это время действовал, и достаточно долго, запрет на развитие местного телевидения. Даже многие уже действующие телецентры были закрыты.

Пробил брешь в этом запрете конкретный человек. В Рязанскую область был назначен первым секретарем обкома КПСС П.А. Смольский. Он с удивлением обнаружил, что в области нет местного телевидения. Ничего не зная о запрете, он пошел к Е.К. Лигачеву. Последний неожиданно легко дал согласие. Мы зацепились за этот прецедент и внесли предложение о создании телецентров в 47 регионах бывшего Союза. Должен сказать, что сейчас в каждом регионе России существует местное телевидение, и не только государственное.

Помнится, место под новый телецентр достаточно побродило по столице.

Это так. Проект телецентра много раз пересматривался. Его хотели сначала разместить на Ленинских горах, на самой высокой точке города. Но помешала уже забытая идея построить там Пантеон и Дворец Советов, так и не реализованная! Затем его привязали к Новым Черемушкам. Длительное время об этом напоминала существовавшая там улица Телевидения. Против этой точки резко возразили внуковские авиаторы, ведь траектории захода самолетов на посадку затрагивали южные участки Москвы. Высокая башня могла стать опасной для полетов. В итоге башню вместе с телецентром "сослали" в Останкино, где нашли и подходящие грунты, и достаточно свободного места для защитной зоны. Однако замечу, что не все в таком решении было удачно - телецентр слишком, особенно по тому времени, был удален от традиционных культурных центров города. Это очень осложняло нашу работу!

Не могу судить насколько, но вероятно, ТТЦ стоил очень дорого государству, которому всегда не хватало денег даже на насущное?

Вы правы, создание такого большого программного комплекса потребовало мобилизации всех ресурсов огромной страны. По официальным данным тех лет смета на строительство и оснащение составила 200 млн. руб. - тогда огромные деньги! Полагаю, столько же стоили и разработки нового поколения аппаратуры. Это, в частности, привело к тому, что с 1965 г. за 20 лет в Советском Союзе не было построено ни одного областного телецентра! Все ресурсы ушли на строительство технической базы Центрального телевидения, а потом на реконструкцию действующих республиканских телецентров.

Каков же был ТТЦ 1970 г., когда он с привычными недоделками полностью введен в эксплуатацию? Какие цели преследовало его создание?

Тогда считалось, что существует наш особый советский путь в телевидении. Этот путь предусматривал использование в большей части (70 ... 90%) программ собственного производства. Даже кинофильмы составляли ничтожную часть вещания. В этом смысле, можно считать, и была реализована идея С.В. Новаковского о фабрике программ. Если смотреть со стороны центрального подъезда, то левая часть корпуса, по сути, и стала фабрикой программ, где были оборудованы четыре большие студии: три из них по 600 кв. м., одна - 1000-метровая. Это были студии производства фильмов с аппаратурой многокамерной киносъемки. Предполагалось, что правая часть корпуса обеспечит оперативные потребности вещания и, в частности, новости и другую срочную информацию. Интересно, что основную задачу левой части комплекса проектировщики видели в создании телесериалов - вот как далеко удалось заглянуть! По проекту мощности производства перекрывали все возможности тогдашнего большого кинематографа. Они были рассчитаны на 200 часов игровых и 3000 часов неигровых телефильмов в год. Техника тех лет уже была готова к подобной работе, но фабрика программ не вписалась в экономику!

По ходу сдаточных испытаний я уговорил съемочную группу фильма "Записные книжки Чехова" пойти на рекорд. Тщательно подготовившись, мы сняли часовой фильм за три съемочных дня вместо нескольких месяцев. Собственно, мы вели съемки так и в таком темпе, как сейчас за рубежом снимают телесериалы. Увы, аккордные работы и их соответствующая оплата на телевидении тогда были вне закона. В итоге съемочной группе заплатили жалкие копейки. Естественно, последователей у такого "эксперимента" не оказалась, а я до сих пор прячу глаза при встрече с этими ребятами, наказанными за энтузиазм.

Начало регулярных передач из ТТЦ, как водится, сопровождалось шумной раздачей наград, грамот и премий. Когда улеглась пыль торжеств, в главных кавалерах орденов и других наград оказались далеко не те, кто действительно проектировал, строил, вел монтаж. Может ли страна, хотя бы сейчас, узнать имена подлинных героев этой великой стройки?

Мне очень трудно отвечать на такой вопрос. На стройке работало много замечательных людей. Большая часть из них, к сожалению, в лучшем из миров. Назвать десяток человек - это обидеть сотни, перечислить сотни - это погубить материал скучным перечислением. При этом должен заметить, что никакой "шумной раздачи наград" по поводу вступления в строй телецентра не было. Помню, то было время "личной скромности". Например, орден за стройку "нашел меня" только в 1975 г.

Однако, возвращаясь к уже поднятой теме о влиянии личностей, я хотел бы упомянуть лишь о нескольких, кто играл решающую роль в реализации самого проекта. Прежде всего назову Николая Николаевича Месяцева. Тогда он был председателем Комитета по радиовещанию и телевидению при Совете министров СССР - в течение всех шести лет, когда строился комплекс. Тратились огромные деньги, которых, как всегда, не хватало. Без постоянного участия министра, конечно же, эта работа вряд ли была бы успешной. Обязан назвать и заместителя председателя Комитета Леонида Семеновича Максакова, по профессии строителя. Он ведал всей "интендантской" частью советского телевидения и радио. На огромной стройке Л. Максаков был главной пружиной, невидимой, но непреклонной силой. Он не был сведущ в тонкостях телевизионной техники, но хорошо знал жизнь и людей. Я не помню ни одного случая, когда Леонид Семенович, разбирая споры специалистов, принял ошибочное решение. За шесть лет был построен и оснащен гигантский комплекс - самое большое в то время гражданское сооружение на континенте. И в том, что все было сделано быстро и хорошо - главная заслуга Максакова. Вместе с директором телецентра Д.Г. Квоком они составляли удивительно мощный тандем, сокрушавший все финансовые, организационные и строительные преграды.

Хочу сказать еще об одном человеке, игравшем решающую роль в этой стройке. Насколько знаю, о нем еще никто не говорил в такой связи. Я имею в виду Александра Николаевича Яковлева. Тогда он руководил отделом пропаганды ЦК КПСС. В те времена ни одно крупное дело не проходили мимо ЦК. Уверен, что именно его поддержка, его постоянное внимание защитили нас от попыток мелочной экономии и позволили сделать основной корпус ТТЦ просторным и хорошо оборудованным.

У нас было несколько попыток достичь мирового уровня в телевизионной технике. Именно те времена были, считаю, ознаменованы наиболее удачной попыткой. Телевизионная техника, которая была создана для Останкино, по крайней мере его первых очередей, была, безусловно, на мировом уровне. Мне хотелось бы назвать здесь сотни фамилий специалистов, внесших заметный вклад в это дело. Однако ограничусь одной. Это И.А. Росселевич, главный конструктор профессиональной телевизионной аппаратуры. Он многие годы был директором ВНИИ Телевидения и многое сделал для развития материально-технической базы телевизионного вещания страны. В те годы был сделан действительно очень мощный рывок, когда мы получили технику мирового уровня. Игорь Александрович сделал для этого очень многое. И мне жаль, что наша большая страна оказалась недостаточно богатой, чтобы удержаться на достигнутом тогда уровне.

ТТЦ принадлежит исключительная роль в развитии телевизионного вещания в России. Легла ли в основу проекта Центра концепция Центрального вещания или она была подогнана под уже имеющуюся базу Останкинского комплекса?

Сразу же скажу, что какой-то серьезной концепции Центрального вещания в то время не было. Вообще я не помню ни одного удачного программного прогноза. Никто, например, не предвидел вещания Центральных программ со сдвигом во времени. Что это нужно делать, стало ясно по ходу дела, когда программы шагнули за Урал и в марте 1971 г. появилась телепрограмма Iа ("Восток"). Жизнь, как правило, ломала все теоретические конструкции. Что-то похожее на правду присутствовало в научно-технических прогнозах, но они грешили технократией. Интересно отметить, что телевидение в России всегда развивалось быстрее, чем это видели и предсказывали чиновники и прогнозировали наши самые смелые ученые.

Первоначальный проект телецентра предусматривал шестипрограммное вещание. Для их подготовки были предназначены соответственно шесть аппаратно-программных блоков. Седьмой АПБ был техническим резервом. Первая программа Центрального телевидения - информационная, общественно-политическая, культурно-художественная. Вторая программа - информационно-публицистическая, художественная программ для Москвы, Московской области и близлежащих районов соседних областей. Третья программа - учебно-образовательная. Четвертая программа - художественная и культурно-просветительская (история повторяется!). Еще две программы - экспериментальная цветная и резервная. Что получилось в итоге, читатели журнала хорошо знают.

По тогдашним имперским принципам главными являлись программы Центрального телевидения, а республиканские и местные должны были удовлетворять специфические потребности местного населения. Первой в любой населенный пункт приходила программа ЦТ, а уже потом - республиканская. Приход телевидения всегда был праздником для населения. Но с появлением второй программы нередко возникали проблемы и даже серьезные конфликты. Характерный пример - национальные проблемы Нагорного Карабаха. Эмоции выплеснулись наружу десять лет назад, когда появилась возможность трансляции там второй программы. Горячий спор о том, какая это должна быть программа - Бакинская или Ереванская, перерос в вооруженный конфликт.

Как официально аккредитованный журналист, я провел беседы с представителями всех зарубежных вещательных организаций и компаний, работавших на Московской Олимпиаде. Многие из них недоуменно спрашивали меня: для чего построен Олимпийский телерадиокомплекс, если он нужен лишь на короткое время? Разве стране некуда девать деньги? Подобные высказывания задолго до открытия Олимпиады мы находили и на страницах многих зарубежных специальных журналов. Впрочем, ворчали и некоторые из наших специалистов. Четкий ответ скептики получили уже в октябре 1980 г., когда из Олимпийского корпуса было начато многопрограммное вещание со сдвигом во времени. И все же, в проекте Олимпийского телерадиокомплекса слишком заметны и пропагандистские черты, чтобы спросить: насколько было оправдано это "капитальное" строительство?

Скажу сразу, что новый комплекс был нужен нам и без Олимпиады. Олимпиада, попросту говоря, предложила счастливый способ выбить деньги под очень нужное дело, под новую очень большую стройку. Помню, что когда строился основной телецентр в Останкино, очень многие тоже говорили: кому нужна такая махина? Когда телецентр был построен, многие успокоились и решили, что лет, эдак, на 20 проблема с мощностями для Центрального телевидения решена. Но прошло лет пять и стало ясно, что требуется серьезная реконструкция программно-технической базы Центрального телевидения. Связана она была с необходимостью вести вещание на огромной территории в 11 часовых поясах!

Для обслуживания удаленных районов была создана система "Орбита". И сразу, как только программы Центрального телевидения пошли на Восток, стало ясно, что временные метки и ритмы жизни на Востоке и в центре совершенно расходятся. Никакие теоретики этого не заметили, а программные работники считали, что в "медвежьих углах" Союза любая передача из Москвы будет воспринята с восторгом и должным удовлетворением. Их откровенно удивил большой поток писем из восточных регионов с резкой критикой. В частности, говорилось, что "вы там, на Западе нас за людей не считаете". Вот тогда и пришло понимание того, что надо создавать, отдельные программы для разных часовых поясов. Однако десять программ для отдельных поясов были бы слишком дорогим "удовольствием". В итоге решили "разрезать" страну на пять "ломтиков", примерно по два - три часовых пояса в каждом. И для каждого из этих "ломтиков" надо было готовить, по сути, отдельную программу. Сейчас именно так создаются обе общероссийские телепрограммы ОРТ и РТР, а также и две общероссийские радиопрограммы.

Первая очередь Останкинского комплекса решила ту часть задачи, которая связана с подготовкой программных материалов и отдельных передач для Центрального вещания. Олимпийский комплекс позволил решить ее другую часть - формирование программ для конкретных зон вещания: пять вариантов первой программы, пять - второй! Для этого потребовались соответствующие программные блоки. Тот, кто знаком со структурой Олимпийского комплекса (сейчас именуют АСК-3) знает, что там нет крупных студий, но есть средства формирования программ, которые из "консервов" позволяют с помощью информационных и других склеек сделать конкретную программу для выдачи в эфир в определенной часовой зоне. Поэтому я и считаю, что Олимпиада стала удобным поводом получить средства на расширение функций ТТЦ в Останкино и дополнить Телевизионный технический центр средствами формирования эфирных программ для многозонального вещания. Дождитесь 20-летия ОТРК и расспросите Г.З.Юшкявичюса - будет интересно!

Что можно сказать о ТТЦ 30 лет спустя? Он пережил трудные времена, утратил монополию на всероссийское вещание, но выжил!

Я не думаю, что он утратил какую-то монополию. Хотя и не слишком модно сейчас быть монополистом. ТТЦ стал тем, что называют ныне естественной монополией: никакое всероссийское вещание невозможно без ТТЦ. И дело, конечно, в центральных коммутационных службах. Именно ТТЦ позволяет всем работающим в Москве компаниям разных форм собственности проще всего и, возможно, дешевле всего, сформировать программу и отправить ее по каналам связи на всю страну. Скажу, к слову, что та же роль принадлежит ГДРЗ по отношению к радиовещанию.

К примеру, сейчас создан пул телерадиокомпаний для освещения празднования юбилея Москвы. Ни одна из существующих компаний не располагает достаточным набором технических средств для полного освещения этого события. Более того, для нескольких компаний на объектах просто нет места. Именно пул смог поднять эту задачу. В освещении праздника будут участвовать 10 передвижных ТВ станций, из которых пять принадлежат ТТЦ, четыре - другим московским телекомпаниям, а одна приедет из Санкт-Петербурга. Все компании-члены пула будут работать на "общий котел", а сигналы, по-прежнему, направлять в Останкино, в его Центральную аппаратную. Именно оттуда они будут раздаваться всем заинтересованным потребителям.

Возможность создания отдельных передач в Москве теперь есть у многих. Более того, в Москве и других городах появился рынок услуг по созданию передач, клипов, рекламных роликов. А вот соперничать с ТТЦ по формированию программ и выдаче в эфир никто не может. Отдельным компаниям создавать необходимые коммутационные мощности, прокладывать многие километры кабелей не по карману. Многие негосударственные телекомпании, которые поначалу ринулись строить свои отдельные телецентры, к примеру НТВ, постепенно отказываются от этой мысли и развивают свою производственную базу совместно с ТТЦ. Мы, естественно, поддерживаем эти идеи и видим в этом благоприятную перспективу.

К сожалению, многие мощности и возможности ТТЦ не востребованы. И самое обидное, что именно большие студии ТТЦ используются хуже всего. А это ведь - самое большое сокровище Центрального телевидения. Простаивает даже концертная студия, где можно работать со зрителем. В прежние времена большие студии были загружены круглые сутки. Многие популярные программы, например "Кабачок 13 стульев", снимались только ночью, поскольку днем для них не было времени.

ТТЦ, фактически, следует полностью реконструировать, но денег, необходимых для этого, пока нет.

Вернемся на 30 лет назад и вспомним, что в составе ТТЦ работала и первая аппаратная цветного вещания. Именно из нее впервые было начато цветное вещание.

Строго говоря, первая в Москве аппаратная цветного телевещания начала работать значительно раньше - осенью 1953 г. Именно тогда, по постановлению правительства была создана первая опытная станция цветного телевидения (ОСЦТ). Станция размещалась в первом корпусе телецентра на Шаболовке. Опытные передачи велись по последовательной системе с разложением на 525 строк. Частота полей 150 Гц. В США по этому поводу шутили: "русские воскресили американского покойника". От этой системы американцы, как раз к 1953 г., успели отказаться, приняв в качестве национального стандарта систему NTSC. Тогда NTSC считалась головоломно сложной и дорогой системой.

Многие наши специалисты и начальники полагали, что в момент выбора системы цветного телевидения у американцев оказалось слишком много черно-белых телевизоров, с чем и пришлось считаться, принимая дорогую совместимую систему. А поскольку в Советском Союзе черно-белых телевизоров еще мало, то можно начинать с чистой страницы - с системы, которая проще и дешевле. Был разработан комплект аппаратуры, работающей по последовательной системе. Ленинградский завод имени Козицкого выпустил цветной телевизор "Радуга" с кинескопом 23 см, перед экраном которого устанавливался вращающийся диск со светофильтрами.

Пятая опытная станция проработала до 1 декабря 1955 г. Помню, на кафедре телевидения МЭИС для просмотра этой последней передачи собралось много преподавателей и студентов. Шел фильм "Аттестат зрелости". Мы сидели, смотрели, и тихо плакали. К этому времени стало ясно, что несовместимая система цветного телевидения перспектив не имеет даже в нашей стране. Интересно, что история повторилась аж в 60-х годах в Китае. Там полагали, что, поскольку в стране еще нет черно-белого телевидения, не лучше ли начать сразу с цветного. Однако подумав, китайские специалисты предпочли проторенную дорогу.

Аппаратуру первой станции переделали на 625 строк и в Москве были начаты передачи второй программы Центрального телевидения, которая потом стала Московской программой. А в 1959 г., как это водится, к празднику 7 ноября начала работу вторая ОСЦТ, и вновь в первом корпусе на Шаболовке. Но это была станция, работающая по ОСКМ (одновременной системе с квадратурной модуляцией). Это был вариант системы NTSC, переложенный на стандарт разложения с 625 строками. Для этих испытаний было изготовлено около 2000 цветных телевизоров на масочных кинескопах с круглым экраном, диаметром 53 см. Одна из марок этой опытной серии принадлежала заводу имени Козицкого, другая - московскому "Темпу". В продажу эти телевизоры не поступали. Они распределялись по специализированным организациям, которые могли вести профессиональный контроль над работой опытной системы цветного вещания. Эта станция проработала около трех лет. Именно на ней были проведены те сравнительные испытания систем цветного телевидения, в результате которых и был сделан выбор в пользу SECAM. Регулярное цветное вещание по системе SECAM началось из той же самой аппаратной в корпусе № 1 телецентра на Шаболовке весной 1967 г.

Выбор сделан, но как и почему было принято ныне особенно непопулярное секамовское решение?

В Одессе говорят: "что б я сразу был таким умным, как моя жена потом!". Если в то время и были какие-то аргументированные возражения, то мы их услышали, как сказали бы французы, уже на лестнице. В момент принятия решения полной ясности не было. С болью вспоминаю торопливость, с которой принималось решение. Было уже принято европейское решение о начале регулярного цветного вещания и надо было определиться со стандартом цветового кодирования. У нас были проведены сравнительные испытания систем SECAM и PAL. NTSC для Европы вообще не рассматривалось. Испытания не выявили разительных преимуществ той или другой системы. По этой причине инженеры не смогли достаточно аргументировано объяснить политикам ситуацию и те приняли свое решение. Тем более, что большой друг СССР генерал Де Голль специально приезжал в Москву, чтобы договориться о принятии нашей страной стандарта SECAM, а с Германией в те годы отношения были значительно хуже, чем с Францией.

Было еще довольно много причин именно для такого выбора. Сигналы этой системы лучше проходили по реальным линиям связи, в частности, по радиорелейному шлейфу Москва-Харьков-Москва, они лучше записывались на видеомагнитофоне "Кадр-1". Вспоминая те времена, хочу отметить прозорливость Павла Васильевича Шмакова. Он много колебался, но сказал тогда, что система SECAM ему напоминает лоскутное одеяло. Все недостатки системы, которые были выявлены во множестве, были закрыты отдельными решениями. В системе не оказалось фундаментальных принципов, которые обеспечили бы ей долговременные преимущества. Однако ясно это стало только сейчас. И самой большой бедой оказалась быстрая потеря французами интереса к своей системе, когда они поняли, что ей не удается завоевать мир. В последние 30 лет все идеи по совершенствованию SECAM родились в нашей стране, но так и не были приняты французами. В то же время систему PAL упорно дорабатывали все тридцать лет и, естественно, на современном уровне системы PAL и SECAM не сопоставимы.

Должен сказать, что в то время лично мне больше всего нравилась система цветного кодирования НИИР, названая по имени головного научно-исследовательского института Министерства связи, где она была разработана. В этой системы разумно сочетались преимущества систем PAL и SECAM. Но к моменту выбора система НИИР не имела аппаратных решений. Ее существование лишь сделало нас формально равноправными с французами: на алтарь переговоров Советский Союз мог вынести свое техническое решение. И французы всерьез опасались, что мы можем из патриотических соображений выбрать свою систему. Этому в немалой степени способствовала четкая позиция тогдашнего директора НИИР А.Д. Фортушенко. Он не упускал случая заявить, что по всем результатам сравнительных испытаний преимущество должно быть отдано отечественной системе, но не был поддержан. Еще раз подчеркну, что по тем временам вопрос о выборе системы цветного кодирования не был так уж ясен, как это представляется теперь.

Трансляции цветного телевидения начаты. Какая же аппаратура обеспечивала их?

Когда было решено начать регулярное цветное вещание, соответствующая аппаратная была закуплена у фирмы Thomson CSF. Однако, аппаратная оказалась неким "интернациональным букетом". Например, телекинопроектор был произведен немецкой фирмой Fernsehen, ПТС - английской фирмой Marconi. Видеомагнитофоны французы попытались купить у фирмы Ampex. Но американцы эту попытку довольно быстро обнаружили и пресекли. В итоге видеомагнитофоны для этой аппаратной были сделаны во ВНИИТР - это "Кадр-1Ц" (цветной вариант "Кадр-1"). В Останкино полтора года спустя были оборудованы три цветные аппаратные, причем одна из них - программный блок.

Насколько мне известно, оборудование цветных аппаратных в Останкино было полностью отечественным. Так ли это?

Да, оно было полностью разработано и изготовлено в Советском Союзе. Камеры, например, разрабатывал МНИТИ. Это была четырехтрубочная камера "Спектр 7" (КТ-103). В ее канале яркости использовался суперортикон, а в каналах цветности - видиконы. В основу телекинопроектора легла четырехтрубочная видиконная камера КТ-104. Камерные каналы и остальную аппаратуру изготовили в Ленинграде во ВНИИТ, а. ВНИИТР совместно с Новосибирским заводом точного машиностроения разработал видеомагнитофон "Кадр-3". Это был первый отечественный видеозаписывающий аппарат, специально разработанный для цветного вещания. Видеомагнитофоны "Кадр-3" многие годы исправно работали на советских телецентрах, но их первые образцы не были до конца отработаны и нам пришлось с ними повозиться. У меня к этой аппаратуре довольно ревнивое отношение, поскольку многое пришлось "прокрутить" лично. Но должен сказать, что самые большие трудности, почему-то, были связаны с цветными видеомониторами.

Не секрет, что первые годы цветное вещание шло буквально в пустоту. Число цветных приемников было ничтожно и большей частью они были у специалистов и начальников. Первая зона цветного вещания - это только Москва. Такое положение естественно - невозможно в одночасье сдвинуть такую махину, как цветное вещание огромной страны. Как же проходило расширение зон цветного вещания? Когда был завершен переход на цветное вещание?

Этот процесс начался в 1967 г. и мы действительно вправе отметить его тридцатилетие. Замечу и то, что уже в 1968 г. цветные передачи были начаты в Киеве и Тбилиси. Мне кажется, что цветное вещание стартовало у нас достаточно резво. А вот растянулся этот процесс, думаю, где-то лет на десять. Примерно в 1977 г. Центральное телевидение прекратило выпуск черно-белых программ. Однако на периферии еще оставались черно-белые аппаратные. Если говорить полностью о стране, то этот процесс занял лет двадцать и еще в середине восьмидесятых годов кое-где работали черно-белые аппаратные. 1985 - 1986 г.г. - приблизительно тот рубеж, когда в стране перестала производиться черно-белая продукция и был полностью завершен переход к цветному вещанию.

Процесс расширения зон цветного вещания тормозился очень многими факторами и, главным образом, экономикой. В частности, не хватало цветных телевизоров. Хотя они продавались по льготным ценам, но были очень дороги для советского покупателя. Да и качество их было не очень высокое. При этом люди в связи с наступлением эры цветного телевидения перестали приобретать черно-белые приемники, но еще не были готовы материально купить цветные телевизоры. Кажется, лет десять прошло при взаимных упреках создателей программ и производителей телевизоров. Они упрекали нас в том, что создается слишком мало программ цветного телевидения, мы их - в том, что наши цветные программы некому смотреть. Конечно, было ясно, что программная сторона должна опережать приемную. У нас были большие сложности с аппаратурой производства программ. Многие виды необходимой аппаратуры в нашей стране не производились. В частности, это репортажная техника, аппаратура повтора сюжетов. Если приводить какие-то аллегории, то могу сказать, что мясо и гарнир на нашем телевизионном столе были советскими, а специи приходилось везти из-за моря.

Были большие трудности с распространением программ по каналам связи. Кабельные и радиорелейные каналы не соответствовали уровню требований, которые предъявляет цветное телевидение. Выходом из трудного положение стала система "Орбита", обладавшая прекрасными для того времени показателями. У нас возникали многие забавные парадоксы. Например, для передачи из Москвы в Омск сначала надо было доставить по системе космической связи сигнал в Новосибирск, а потом вернуть по радиорелейной линии на Запад. Все выходило очень по-советски!

Было много трудностей и в создании самих передач. Следовало привыкать к работе в цвете. Режиссерам - понять особенности цветного телевидения. Например, тремя цветами окрашиваются только крупные и средние детали изображения, а мелкие - нет. Поэтому было опасно злоупотреблять, скажем, общими планами. Так, картинки красочного парада физкультурников на крупных планах радовали глаз, а на общих превращались в такие же серые, как брусчатка на Красной площади! Оказались не готовыми к цвету костюмеры и декораторы Центрального телевидения. Очень многие детали костюмов и декораций по соображениям экономии были серыми, а не цветными. Потребовались цветные рояли. Я помню споры, шедшие вокруг передачи "Поет Александр Ведерников". Черный инструмент, черный фрак, аристократически бледное лицо - ни одной по настоящему цветной детали! Зачем его передавать по цветному телевидению? Надо было объяснять творческим бригадам, что цвет на экране появляется тогда, когда он присутствует в кадре. Короче, проблем было довольно много - и не все они были смешными!

Разработкой цветных систем вещания советские специалисты занялись, отнюдь не отставая от зарубежных коллег. Почему же мы опоздали?

Об этом уже говорили, но должен повторить, что российским и советским специалистам принадлежит множество запатентованных идей, в том числе реализованных в цветном телевидении. Но все же создание цветной системы и комплекса аппаратуры требует чрезвычайно высоких затрат. Когда федеральная комиссия связи в Америке только отбирала решения, которые потом вошли в стандарт NTSC, было истрачено около миллиарда долларов, тысяча человеколет инженерного труда. А если подсчитать затраты фирм-разработчиков и, прежде всего, RCA, создавшей этот стандарт, то все это выльется в гигантские суммы, для нас вообще немыслимые. В нашей стране и прежде, в советские времена, и ныне мы никогда не располагали такими средствами, которые обеспечили бы выход на передовые рубежи. Мы могли поддерживать только отдельные разработки. Идей у нас действительно было много, а вот аппаратные решения большей частью были американскими, в немногих случаях - европейскими.

В 1948 г. впервые московский телецентр начал регулярные передачи по стандарту разложения 625/50. Позже выяснилось, что это - второй мировой стандарт телевизионного разложения. Так началось противостояние стандартов 525/60 и 625/50, продолжающееся и сегодня. Выбор стандартов цветного кодирования внес свой вклад в многостандартность телевизионного вещания - три системы кодирования и множество их модификаций. Это серьезно осложнило и международный обмен программами и стало определенным тормозом в самом развитии глобальных мировых систем вещания. Лишь относительно недавно были, благодаря методам цифровой обработки, сняты многие проблемы, порожденные многостандартностью аналогового телевидения. Наступит ли успокоение с переходом к цифровым системам?

Я хочу напомнить, что черно-белых систем в послевоенном мире было не две, а четыре. До 1964 г. в Англии действовала система 405 строк, а во Франции - 819. Я помню, как французы на московской выставке в 1959 г. свои доклады всегда начинали со слов: "Как известно, французское телевидение - самое лучшее в мире". Но к 1964 г. и англичане, и французы поняли, что их страны недостаточно велики, чтобы работать по отдельным системам вещания. Тогда они и перешли на вещание с разложением на 625 строк. Тем не менее, еще 5 или даже более лет в той и другой странах основные программы в эфир передавались параллельно по двум стандартам. Интересно, что система SECAM или, если быть более точным, "Анри Д'Франс" первоначально была создана для стандарта разложения на 819 строк, и в этом корни всех наших проблем с этой системой.

Сейчас мы имеем три системы цветного кодирования и хотелось бы, чтобы с переходом на цифровое вещание возник бы единый мировой стандарт, поскольку Земля, как оказалось, не столь велика, чтобы иметь несколько телевизионных стандартов. Телевидение в наше время стало глобальной системой. Но очень тревожит печальный опыт цифровой видеозаписи, где единого стандарта так и нет! Многие пытаются предложить единый цифровой формат видеозаписи, но ни Sony, ни Panasonic, ни другие участники этого процесса не соглашаются объединиться, и воюют за свою долю рынка. А ведь вариаций в цифровых системах значительно больше, чем в аналоговых. Скажем, Рекомендация MPEG-2, которую иногда именуют стандартом, хотя строго это и не так, позволяет иметь многие варианты с различными полосами частот, но еще больше - с алгоритмами кодирования.

Сейчас принимаются меры к тому, чтобы не оказаться связанными каким-то "стандартом де-факто". Так, коллегия министерства Связи весной этого года по просьбе Федеральной службы России по телевидению и радиовещанию приняла решение о разработке временных технических норм на компрессированные телевизионные сигналы и каналы для компрессированного сигнала. НИИР и ВНИИТР поручено заняться такой разработкой.

Мировой стандарт, если он будет, появится, как я понимаю, вслед за американским стандартом. Этому не стоит удивляться. Если Япония - лидер в разработках и производстве аппаратуры профессионального телевидения, то Америка - лидер в потреблении такой аппаратуры. Именно потребитель диктует на рынке. Японцы ничего серьезного не сделают без уверенности, что это будет принято американским рынком. И только потом появляются вариации профессиональной аппаратуры для Европы или для России. Конечно, хотелось бы надеяться на единый цифровой стандарт, но что-то мало в него верится.

А что в связи с этим можно сказать о проекте DVB?

Это европейский ответ на американские усилия. В США сейчас идет разработка стандарта цифрового вещания. К этой работе привлечены все гиганты. Но пока не ясно, когда эта работа будет закончена. Безусловно, этот стандарт должен будет предусматривать и теперешнее вещание, и какие-то варианты ТВЧ (В публикации С. Новаковского, стр. 43, приводится информация о цифровом стандарте КБА США). Я полагаю, что DVB - проект интересный. В любом варианте следует иметь альтернативу американским усилиям. У американцев свои интересы, и мы не можем полностью следовать за ними. У японцев, в основном, интересы производителей. Все свои проблемы они оптимизируют по отношению к интересам производства телевизионной техники, а не, скажем, к интересам компаний-операторов. Американцы нас в свои игры не приглашают, а европейцы - принимают. Поэтому мы участвуем в исследованиях по DVB, и надеюсь, что сможем сказать свое слово.

Есть ли у системы SECAM будущее? Этот вопрос все чаще звучит в письмах, приходящих в редакцию. Авторы многих писем высказываются за немедленный переход к вещанию по системе PAL - и выдвигают достаточно убедительные аргументы.

Считаю, что будущего нет, но есть настоящее, которое может быть довольно долгим. Система SECAM реализована в большом числе телевизоров. Пока эти телевизоры работают, мы не можем перейти на какую-либо иную систему вещания. В частности, система SECAM, если должным образом применить современные технических решения и использовать вполне реализуемый запас по качеству, больших проблем, на деле, не создает. Я должен сказать, что самые большие сложности, связанные с SECAM возникают при производстве программ, а не при вещании.

Сейчас уже многие телецентры России во внутреннем производстве используют систему PAL. И это не случайно. Профессиональная аппаратура системы PAL значительно дешевле, чем SECAM. А некоторые вообще используют компонентные системы, которые обеспечивают серьезные преимущества. В частности, в этом случае не требуется многократное перекодирование. Система SECAM, фактически, применяется теперь только в открытом эфире. Но там она и останется, какие бы иные мнения не бродили. Я вообще не вижу здесь каких-либо проблем. Для отказа от вещания по системе SECAM нужны серьезные революционные изменения. К примеру, это может быть переход к эфирному цифровому вещанию. Я мечтаю, что в Москве появится четвертая ОСЦТ, но теперь опытная станция цифрового телевидения.

"У России особенная стать..." - эта фраза из известного стихотворения многие десятилетия была для страны формулой жизни и прогресса. Каков же ныне российский путь в развитии телевидения?

Надеюсь, что теперь никакого российского пути не будет. За все время существования советского телевидения и радиовещания было несколько попыток найти свой путь - и нам все это дорого стоило. Современное телевидение - система глобальная, а потому следует идти в ногу со всем человечеством и знать свое точное место в этом. Мы приближаемся к событиям, важным для судеб всего человечества.

Человечество пережило века аграрные, индустриальные, следующий будет, по-видимому, определен как век информатизации. По подсчетам некоторых экономистов именно на рубеже столетий произойдет невидимая революция в экономике, когда денежные обороты в сфере информации превысят обороты в материальном производстве. Можно только догадываться, насколько глубокими окажутся социальные последствия такой революции. Ведущие державы это уже поняли и, например, идея сплошной информатизации общества в США превратилась в национальную идею. Этим вопросом заинтересовалось и "мировое правительство" - Большая Семерка лидеров великих держав. Мы все надеемся, что Россия станет там восьмым членом. На совещании Большой Семерки в 1995 г. в Галифаксе (Канада) и в 1996 г. в Лионе (Франция) обсуждались проблемы создания Глобального информационного сообщества, базой которого должна стать Глобальная информационная структура.

Такие системы экономически разумны, когда реализуются именно в глобальном масштабе. Они просто нерациональны в рамках одной страны - пусть и самой великой.

Глобальная информационная структура - не фантастика, она уже создается. Все технические новинки сейчас приходят в Россию очень быстро - к примеру, сотовый телефон, о котором еще пять лет назад даже не мечтали.

Очень скоро мы забудем о дефиците каналов - даже широкополосных телевизионных, в частности, благодаря "информационным магистралям", которые, подобно скоростным автомобильным трассам, соединяют не отдельные города - но только страны и континенты. Они прокладываются лишь по направлениям, условно, Север - Юг, Запад - Восток, а к городам - только ответвления.

Прокладка волоконно-оптических кабелей ведется и у нас, причем интенсивно. Много строит Министерство связи (теперь это Госкомсвязь). Преуспели и железнодорожники - ими скоро будет проложено 19 тыс. км кабеля вдоль основных железных дорог России. Замечу, что собственные информационные потребности железных дорог - около 5% емкости волоконно-оптических каналов, остальное пойдет на коммерческий рынок. Этим же занимаются и энергетики. Они на всех своих высоковольтных линиях электропередачи подвешивают волоконно-оптические кабели. Следует заметить, что такие линии проходят вплоть до отдельных ферм. Кабели вплетаются в нулевые провода, расположенные в верхней части ЛЭП, подвешиваются на опорах и даже наматываются на фазовый провод. Эта, уже широко развернутая, работа создает огромный ресурс для будущей системы связи.

Спутники на геостационарной орбите будут, вероятно, полностью переключены на вещание, а системы связи - на низколетящие спутники (низколеты) с высотами орбит от 700 до 1500 км. Ставятся такие цели: сигнал должен найти абонента в любой точке Земли. Антенна индивидуального приемно-передающего устройства должна быть ненаправленной и иметь малые размеры и массу. Именно поэтому орбиты спутников должны размещаться невысоко, а самих спутников - должно быть много. Система Telede-sic предполагает группировку из 840 спутников, которые "опутывают" все небо над Землей без пропусков. Такая система одинаково легко обслуживает аул в горах и столицу, остров в океане и деревушку в Сибири.

Первичные системы на низколетах предусматривали лишь телефонную связь и электронную почту. А вот система Telede-sic ориентирована на широкополосные каналы, сопоставимые по пропускной способности с волоконно-оптическими. Таким образом, создаются две глобальные информационные системы, которые позволят решить любые проблемы и вещания, и связи - решить по принципу: всегда, везде и всем. Я слышал такое определение идеальной системы связи, которое принадлежит, кажется, Н. Винеру: "Если вы вызвали абонента, а он вам не ответил, это означает: абонент только что умер". Так и задумана глобальная информационная система.

Сеть Интернет - современная реальная модель будущей Глобальной информационной инфраструктуры. Она уже сейчас используется для вещания. Так, наша радиостанция "Голос России" уже более года ведет передачи по сети Интернет для общения со своими зарубежными слушателями. Раз в сутки на сервере заменяются страницы английского и российского текстов, причем вместе с иллюстрациями и звуковым рядом. Это принесло куда больше откликов, чем традиционное вещание на коротких волнах. И важно, что стали приходить отклики от слоев населения, на которые мы не рассчитывали при обычном вещании - это студенчество, научные и деловые круги. Они, гуляя по Интернету, нет-нет, но выходят на нашу информацию и начинают ее использовать.

Естественно, будущие информационные каналы слишком хороши, чтобы их использовать для обычного телевидения или даже для интерактивного телевидения. Здесь следует ориентироваться на то, что называют "мультимедиа", т. е. на комплекс информационных услуг и развлечений, доставляемых по каналам связи.

В Федеральной программе развития телевидения и радиовещания, которую ФСТР России разработала и ежегодно обновляет, чтобы не отстать от перемен в нашем быстротекущем деле, мы учитываем мировые тенденции. Жителям всех уголков России в ближайшие годы станут доступны (разумеется, с разными затратами) не менее ста телевизионных программ, бесплатных и платных. Эти программы будут доставляться по открытому эфиру, по космическим каналам, по кабелю и с помощью других средств. Наша цель - добиться того, чтобы среди этих многих программ не менее 10 были бы российскими и не менее трех - бесплатными, государственными. Эти три программы - социально гарантированный минимум. Примерно такая же картина предусматривается для радиовещания.

 

Рейтинг читателей этой статьи

Рейтинг Ни один посетитель не проголосовал
Отлично
   0
0%
Хорошо
   0
0%
Потянет
   0
0%
Неприятно
   0
0%
Глаза бы не видали
   0
0%


Отредактировать текст этой статьи?
Обсуждение этой статьи

Обсуждение этой статьи - Скажите свое мнение!
26.12.2003 [11:32] олег гость

от системы secam безусловно надо постепенно отказываться. Унас в Уфе местная телестудия вещает в pal - качество изображения просто идеальное даже при оень слабом сигнале, где системой secam раньше даже и не пахло - изображение было просто чёрно - белым


11.10.2001 [23:03] Вадим гость

Очень хорошая и актуальная статья. С удовольствием ознакомился.


Обсуждение этой статьи - Скажите свое мнение!

Просмотров всего 11,866, сегодня 1 Обновлено 09.10.2001 11:06:33
Статью прислал - Леонид Чирков
Источник: http://www.625-net.ru/arch.htm

Партнеры

eXTReMe Tracker
Рейтинг@Mail.ru